Сжигать иль не сжигать?

Мусор, который мы выбрасываем, может превратиться в альтернативное топливо.

На фоне скандалов с переполненными мусорными свалками разворачивается серьёзная полемика о том, что делать с отходами и как дальше должна развиваться их переработка.

Аргумент в пользу переработки

В поиске решения мнения разделились. Одни эксперты отдают голоса за сжигание отходов — в общем объёме, без всякой сортировки. Другие призывают создать отрасль, основанную на глубокой переработке. Для этого из твёрдых коммунальных отходов (ТКО) нужно отбирать все ценные и полезные компоненты, а сам процесс переработки оставшихся фракций использовать для выработки энергии.

Но, прежде чем делать выбор, который кардинально развернёт отрасль в ту или иную сторону, необходимо увидеть «мусорную» картину в целом и вникнуть в детали. По данным, предоставленным Национальным бюро по переработке отходов, в которое входят основные предприятия отрасли, в России сейчас 20,5 тыс. несанкционированных свалок. Ими захламлён 1 млн га земли — по площади это сопоставимо с территориями Кипра или Ливана. Столь огромные «мусорные пятна» на карте страны одним энтузиазмом не стереть.

Объём ежегодной генерации ТКО в России — 60 млн тонн, во вторичный оборот при этом во­влекается всего 2% отходов. Если же наладить отбор из мусора ценных ресурсов — вторичного сырья, органической фракции (отсев-рекультивант), энергетических компонентов,  то объём безопасных для захоронения на полигонах отходов снизится на 65%.

«Это весьма существенный аргумент в пользу глубокой переработки, — считает начальник Отдела энергоэффективности Контрольного департамента государственной корпорации — Фонда содей­ствия реформированию ЖКХ Андрей Савранский. — По данным Нацбюро по переработке отходов, 25% материального состава морфологии ТКО составляют энергетические компоненты. А они — основа для альтернативного топлива RDF (Refuse Derived Fuel; с англ.: топливо на основе мусора. — Ред.), которое может быть прекрасным дополнением или  вообще заменителем традиционных видов топлива в цементном производстве, производстве тепла и электроэнергии».

Справка

RDF-топливо получают путём измельчения, сепарации и обезвоживания трудно поддающихся сортировке или не подходящих для вторичной переработки компонентов отходов, а также мелких фракций, входящих в состав ТКО, — резины, загрязнённых бумаги и картона, бытовых неорганических отходов, дерева, кожи (кожзаменителей), синтетических волокон, текстиля, пластика, полимеров. В общем, всего, что содержится в мусоре и отходах, за исключением стекла, камней, металлов и хлорсодержащих материалов.

В процессе производства отбирается горючая, высококалорийная фракция. Многим котельным для работы с RDF требуется лишь небольшая модернизация.

Только после сортировки

«Это не какое-то ноу-хау или новые изыскания, изложенные только в расчётах на бумаге, — продолжает Савранский. — Во всём мире технология превращения иссушённой и размельчённой в хлопья массы в альтернативное топливо RDF известна с 1950-х годов. А в России внимание к этому ценному ресурсу начали проявлять, к сожалению, лишь несколько лет назад».

Мусорная тема. Как переработка отходов налажена в РФ и за рубежом

Эксперт Фонда ЖКХ понимает, что из-за недостатка информации многие в отрасли заблуждаются — полагают, что речь идёт о незначительной части общего объёма отходов. Кроме того, своими спекуляциями путаницу вносят ангажированные «эксперты», обслуживающие интересы ресурсоснабжающих организаций. Им, понятное дело, невыгодно появление на рынке альтернативного топлива.

Поэтому и звучат возражения типа: это же всё равно сжигание, а значит, отравление нас и наших детей диоксинами, фуранами и прочими вредными остатками горения. Однако сжигание сжиганию рознь.

Вот инициированное недавно строительство 5 мусоросжигательных заводов полного цикла (четырёх в Подмосковье и одного в Татарстане), считают общественники, действительно может привести к экологической катастрофе. Савранский говорит, что их мнение справедливо.

«Ссылки на то, что во всём мире жгут мусор, в данном случае несостоятельны, — уверен он. — Да, в Монако, Вене, Цюрихе и других городах и странах  Европы, где вроде бы самые строгие экологические нормы, круглосуточно работают мусоросжигательные заводы. Но европейцы жгут мусор, предварительно выбрав все полезные компоненты вторичного использования, — только при этом условии! Для них аксиома: сжигать отходы без сортировки экономически неоправданно и экологически опасно».

В этой аксиоме, по мнению эксперта, кроется внятный ответ не только поборникам сжигания без разбору, но и тем, кто ратует за отказ от мусоросжигательных заводов вообще.

В нашей стране, как и в Европе, можно решить проблему цивилизованным образом. Для этого участники отрасли переработки ТКО изучили технологии производства RDF, освоили производственный процесс, определили требования к комплексу оборудования для этих целей и самое важное — усовершенствовав технологии, начали производство отечественного твёрдого альтернативного топлива. Назвали его «Топал-1».

Топливо одобрено

Уже пройден тернистый путь сертификации нового топлива в Росстандарте, выполнены требования экологического надзора, утверждены технические условия продукции.

В заключении по анализу состава газовых промышленных выбросов в результате сжигания топлива «Топал-1», проведённому во Всероссийском научно-исследовательском институте метрологии им. Менделеева, отмечено: концентрация вредных веществ существенно ниже нормативных показателей. И вывод Роспотребнадзора однозначен: «Количество выбросов не превышает ПДК по гигиеническому нормативу ГН 2.1.6.1338-03».

Минпромторг России решил поддержать развитие производства RDF на мусоросортировочных комплексах. И это решение отражено в утверждённой правительством Стратегии развития промышленности по обработке, утилизации и обез­вреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года.

В муниципалитетах Ленинградской области стартует пилотный проект модернизации старых угольных котельных, отслуживших свой срок, но по-прежнему загрязняющих воздух. Они преобразятся в новые, где в качестве топлива можно использовать «Топал-1». Для этого на предприятиях Санкт-Петербурга специально разработаны и уже производятся особые котлы с технологией дожига вредных компонентов отработанных газов.

Разработана и система фильтрации выходящих газов, включений тяжёлых металлов и диоксинов — она позволяет говорить, что в процессе производства энергии из такого топлива будут выполнены все требования по экологии. А значит, объект можно размещать вблизи мест проживания граждан.

Утилизация мусора: в Японии решили эту проблему, использовав опыт СССР

Куда идёт Европа?

Однако некоторые «зелёные» организации продолжают требовать введения моратория на сжигание мусора в любом виде — они утверждают, что в той же Европе от RDF уже начинают отказываться.

«На самом деле производство и использование этого вида альтернативного топлива в европейских и других развитых странах продолжает развиваться», — возражает Андрей Савранский.

Он приводит примеры. Город Манчестер в Англии сейчас в процессе подписания контракта на использование до 900 тыс. тонн в год RDF для утилизации биологических отходов очистных сооружений. Не так давно администрация земли Болльнес (Швеция) запустила установку по переработке муниципальных и промышленных отходов производительностью 70-80 тыс. тонн RDF в год. Топливо будет использоваться для работы близлежащего завода, снабжающего горожан электричеством и обеспечивающего централизованное теплоснабжение. В 2017 г. в Израиле заработал завод производительностью 500 тонн RDF ежедневно.

«Довольно сомнительно, что цементные заводы, электро- и теплоснабжающие предприятия, например, Германии или Австрии вдруг дружно начнут отказываться от своего RDF в пользу закупок природного газа, поступающего из других стран», — заключает эксперт Фонда ЖКХ.

Так стоит ли торопиться отказываться от топлива, производимого из фактически неисчерпаемых ресурсов? Ведь его можно добывать буквально из каждого мусорного ведра в квартирах и из каждой урны на улице. Тем более что природных альтернатив традиционным видам — убывающим запасам нефти, угля, газа — становится всё меньше, а количество свалок растёт ежедневно. Неслучайно термин «свалочные войны» прочно закрепился в социальной повестке страны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.